Свежие комментарии

Козловский должен был влюбиться в Козловского, но сценаристы решили, что это перебор…

Козловский должен был влюбиться в Козловского, но сценаристы решили, что это перебор…

Козловский должен был влюбиться в Козловского, но сценаристы решили, что это перебор…

В прокат вышел очередной «Чернобыль». По итогам просмотра можно констатировать лишь одно – больше чем себя Козловский любит только «европейскую демократию»


Ну, вот и вышел «наш ответ» откровенно кощунственному и намеренно раскрученному американскому телесериалу «Чернобыль». Сначала понизим планку по поводу слова «наш». Это не наш ответ, а ответ Козловского и продюсера Роднянского, уроженца Киева и некогда владельца украинского телеканала «1+1». Именно Роднянский в 2014-м продюсировал такой шедевр как «Левиафан».

Теперь понизим планку и по поводу «ответа». Во-первых, у народа России никто ничего не спрашивал, а просто занимался пропагандой. А, во-вторых, сам Козловский заявил, что задумка этого творения, якобы, пришла в черепную коробку творцов задолго до американского телесериала.

Сюжет картины Козловского с одной стороны «закручен» как Санта-Барбара, с другой стороны нелеп и прост как полено. Рубаха-парень Козловский когда-то обрюхатил Акиньшину и смылся. Акиньшина родила и стала парикмахером. И вот в Припяти вдруг они встречаются. Также «вдруг» Козловский снова влюбляется в Акиньшину и старается, как в Доме-2, построить отношения. И вот тут Чернобыльская АЭС вносит свои коррективы.

Рубаха-парень сразу же после пожара резко отказывается быть «рубахой», а становится «ночной сорочкой», т.е. ликвидировать последствия аварии не желает ни в какую. Я не я, да и станция не моя. Спасение соотечественников, личный долг для «героя» пустой звук. Но ему намекают, что для ликвидаторов будут какие-то преференции. Специально для Козловского это, к примеру, отправка его, якобы облучённого, сына в Швейцарию.

В глубоко шкурном мозгу главного «героя» что-то срабатывает, и он соглашается на грядущие подвиги. И Козловский начинает «геройствовать»…

Когда автор учился в институте, нам на парах «теории и практики СМИ» порой выдавали различную прессу, требуя указать ошибки типографики, политики редакции, рекламного отдела и т.д., а также дать рекомендации по исправлению ошибок. Повертев в руках одну местную газетёнку, я ответил по совести и рекомендовал её сжечь, вместе со всем тиражом.

С фильмом «Чернобыль» также. Чем отвечать на вопрос «что не так», легче сжечь. Но попробуем. Поэтому начнём чисто с художественной части.

Актёрская игра. Она исполнена в лучших традициях современного актёрского российского мастерства. Все либо ходят с кирпично-бетонной миной на лице, либо отчаянно истерят. В истерику граждане впадают по поводу и без, бьются о стены (в прямом смысле), бросаются на людей, дико вопят, что нельзя разобрать слов. В какой-то момент начинаешь надеяться, что умрут все эти существа.

Особенно стоит отметить Козловского. Его здесь не то, что много, а очень много. Он буквально везде. Не будь Акиньшиной в кадре, то казалось, что перед нами театр одного актёра, который выступил ещё и в роли режиссёра. Сценаристами, правда, выступили два совершенно неизвестных персонажа. Верно, они долго изучали «секретные документы»? Ну, и Бог с ними.

Музыка. В каких-то фильмах композитор засыпает на синтезаторе, но в нашем случае композитор был эстет. Поэтому зритель вынужден слушать постоянную заунывную скрипку. Кажется, что все струнные напились, уснули, но инструменты не выпустили из рук. И вот при каждом всхрапывании нам приходится слушать это музыкальное нытьё.

Операторская работа. На фоне всего остального обсуждать чисто технические вопросы не хочется. Ругать не за что.

Ну а теперь к «сладкому». Несмотря на все разговоры, что фильм художественный, эти убогие маневры уже начинают бесить. Снимайте фэнтези – никто не придерётся. Но, коли вы вывели в названии имя трагедии целого народа, извольте соответствовать. Соответствует? Конечно, нет.

Колоссальная часть хронометража отведена изъеденному молью мифу про «чернобыльских дайверов». Как можно называть дайверами людей, топтавшихся в воде по колено, я не знаю. А уж как с ИДА (ребризёр – изолирующий дыхательный аппарат) за спиной можно в такой воде нырять, я не знаю вдвойне, хотя и без ИДА нырял на пять метров.
Ну, не было никаких дайверов. Как не было и обещанных путёвок в Швейцарию, и горящих помещений энергоблока на утро, и падающих, словно снаряды, птиц, и много чего ещё… Стоит ли удивляться тому, что так успешно переписывают историю Великой Отечественной, если при нас плодят ложь, когда ещё живы и полны сил ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС…

В итоге получился очередной «сериал» про Чернобыль от уже наших деятелей. А так как граждане снимали не исторический фильм, о чём говорят факты, значит, они снимали фильм о себе. И на экране именно они. Не истинные герои, а обыватели со шкурным собственническим интересом…

Сергей Монастырев, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх